Статьи о художнике

БЕСЦЕННЫЙ ИСТОЧНИК

         Значительный вклад искусства Башкирии в российскую культуру во многом определяет пейзажная живопись. Не стремясь распределять места среди художников, скажу все же, что одно из первых принадлежит Борису Федоровичу Домашникову.

        Ему нынче было бы 80 лет, он умер летом, не дожив до своего юбилея полгода. Домашников пользовался широкой известностью уже с середины 50-х годов. Это был целенаправленный и упорный в достижении своей цели художник; неутомимые поиски своего языка, желание усвоить достижения русского искусства и пойти дальше характеризовали весь его путь. Он был поклонником Левитана и Коровина, Серова и Куприна, художников, которые пропагандировали в искусстве светлую радость, свежие и яркие образы родной природы.

        Борис Федорович Домашников почти всю жизнь, за исключением детства, провел в Башкирии. В Уфе сформировался как художник. Лучшие его произведения связаны с природой пригородов Уфы и других городов республики. Даже в самом небольшом этюде видно, с какой доверительностью он обращался к людям, живущим в этой природе, как будто рассказывал о чем-то личном. Исповедальность его настроя, постоянно присутствующая в любой работе, является отличительной чертой образов картин Домашникова.

       Борис Федорович — последовательный сторонник традиционного искусства. Но в этом искусстве не академизм и не «передвижнический» путь для него были интересны, а та дорога, которую указали русские художники конца ХIX — начала XX века. Свежесть восприятия мира, новые эмоциональные оценки действительности, светлая и яркая палитра, характеризующие творчество российских мастеров-реалистов были очень близки Домашникову. Когда он воспитывался в училище искусств и только открывал еще для себя разные пути живописи, то попал в хорошие руки. Сначала это был Порфирий Маркович Лебедев, человек-легенда среди уфимских любителей искусства, который поражал молодежь своим могучим художническим темпераментом и интеллектом. Затем в жизни Бориса появился Александр Эрастович Тюлькин, ко времени обучения молодого человека, то есть в конце 40-х годов, уже известный мастер башкирской живописи, написавший к тому времени лучшие свои картины «Гортензии», «Цветущие окна», «Праздник на окраине». Авторитет Тюлькина, в том числе и педагогический, среди творческой молодежи был огромный: личный пример живописца, умение найти общий язык с учениками, метод преподавания создавали вокруг Учителя особую атмосферу почитания и желание хоть немного быть похожим на него. Тонкий, образованный художник, сам ученик очень известного живописца Н. И. Фешина, он был источником знаний для учеников не только в живописи, но и в литературе, музыке. Борис Домашников был любимцем, как и другой будущий крупный художник А. В. Пантелеев: вместе с Александром Эрастовичем ходили они на этюды, писали в мастерской и постоянно говорили об искусстве. Это были беседы об истории искусства, о крупных мастерах России и Запада. Наверное, потому Борис Федорович хорошо знал жизнь и пути мирового искусства.

        Конечно, ранние работы не были вполне самостоятельны. Но, надо заметить, что уже тогда, в начале пути, его оригинальность как художника доказывалась не копированием манеры учителя, а стремлением найти себя. Он стал «слушать» природу и в ней нашел свою манеру, свою тему. Уже в одной из первых работ очевидна его самостоятельность, а в 1953 г. он написал небольшую картину-этюд «Зимка». Еще цвет несколько темен, еще есть некоторая зависимость от много раз виденных чьих-то «Зимок», но в ней есть стремление к поэзии, присутствует теплота человеческого участия в «жизни» пейзажа.

        Впоследствии важнейшим элементом в живописи Домашникова становится свет, все строится вокруг него. Все как бы пульсирует и взаимно проникает или сталкивается. Именно так строится серия «Весен», Новгородский, Ростовский циклы, написанные в 60-х годах. Особенно выделяются картины «Май. Березняк», «Вновь весна». Художник был занят светом и цветом как отражением натуры и средством достижения в них живописной гармонии и выразительности. Березовая роща стала навсегда для художника предметом его искусства, можно сказать, что березовая роща в его картинах была поводом для главного мотива — движения в природе цвета и света, их значения в восприятии жизни природы.

Эта идея не отличалась новизной: еще в 70-х годах XIX века импрессионисты придавали большое значение цвету и свету, но за счет рисунка и объема. В произведениях импрессионистов исчезли контуры предметов, контрасты и светотень ушли. Но в работах Домашникова произошло переосмысление тех изобретений: при любви и использовании света и цвета художник четко пишет предметы, акцентируя внимание на состоянии предметов, самой природы. Отсюда возникает эффект новизны, эффект новых образов, новой эстетической выразительности. Именно таков знаменитый холст «Окраина. К вечеру» и более поздние «Вёсны», «Березняки», Новгородские храмы, сливающиеся с природой.

       А вот в таких картинах, как «Вечерний сеанс», «Девочка у окна», ему хотелось приблизиться к передаче жизни людей, пожалуй, больше, чем жизни природы. Он ощущал пульс жизни уральских городков, любил их, а в них — образ всей нестоличной России. Бесконечные долины, какие-то склады, лавочки, деревянные магазинчики с их залежалым товаром — все казалось ему очень интересным, все он видел, знал, жил в этом. Это подвигало художника к другим сюжетам, где пейзаж соединялся с бытописанием: таинственный зимний лес, например, сочетался с палисадниками, с долинами, затерявшимися в пространстве. Пейзаж лирический был очень важным направлением в творчестве мастера, но не исчерпывающим. В середине 70-х гг. Домашников стал много экспериментировать: если раньше основой его сюжетов были этюды с натуры, то в 1974 г. произошел поворот в творчестве Домашникова, начались долгие поиски в мастерской. Он открывал для себя тему «героического» пейзажа. Использование возможности контрастов между освещенными и затененными частями картины для усиления значимости, даже монументальности образа было началом, поворотом к новым решениям, новым мотивам. Конкретный 1974 год можно назвать потому, что тогда он написал «Сказ об Урале», где перед зрителем встает уже «синтетическая» картина с образом Урала-истории, может быть, «Урала-сказки». Здесь поэзия сочетается с рассказом о мощи и силе природы.,

Увлечение героическим пейзажем, то есть пейзажем «высокого стиля» определилось как главная линия творчества Домашникова вполне четко к концу 70-х — началу 80-х годов. Наряду с тихими и кроткими образами вполне узнаваемого поселка Юматово, окрестностей Уфы, возникали пейзажи — знаки, образы героического прошлого Родины-России.

        Особенно в этом ряду картин выделяются крупные холсты, посвященные Москве, Красной площади. Причем к некоторым сюжетам художник возвращался не раз. Например, тема Красной площади имела разную трактовку — от темы ликования и торжественного волнения до трагического звучания последних холстов. В картине «Москва. Красная площадь», написанной в 1979 г. богатство цветовых аккордов, чарующие нюансы цвета утверждали мажорность, праздничность настроения, художник в совершенстве овладел передачей цвета и света, к гармонии которых всегда стремился.

В поздних же картинах с тем же мотивом Красной площади как будто нарастает трагическая нота, предчувствие тяжелых переживаний: небо, много неба, почти две трети картины, с тяжелыми нависшими над землей, над Кремлем сине-черными тучами. Фигуры не праздничные, незначительны в своих движениях, они безлики и одномерны. Неспроста были эти картины. Домашников страдал. Мука мученическая чувствовать себя в ответе за все. А он таким был — ощущал себя в ответе за всю жизнь своей родины. Нескладная во времена перестройки жизнь российского человека, полная унижений, пренебрежения к искусству реалистического толка, новые непонятные поколению художников 70-х ценности вызывали острое чувство утраты и боли. В начале 90-х годов казалось, что время реалистического искусства в России миновало. Это сейчас началось возвращение к традициям и свободному выбору путей, в том числе и реалистических. А тогда, в конце 80-х и начале 90-х годов, такие чуткие и тонкие натуры, как Домашников, очень трагично оценивали ситуацию в стране, в культуре, в искусстве и, в частности, в своей жизни.

        Поэтому можно понять настрой его «Красных площадей» последних 80-х годов. Печаль утраты родных идеалов, навязывание новых идей усугублялись личными страданиями, печалью об уходящих друзьях. Забыться можно было только одним способом — работой, доказывая, что ты по-прежнему значителен, что тебе по-прежнему интересен и нужен мир.

В 90-е годы Борис Федорович писал очень много, он по-прежнему показывал свои работы, участвовал в выставках искусства Башкортостана, его работы по-прежнему вызывали интерес. Но нота печали, вкравшись в его сюжеты, уже не покидала его, создав элегический фон всему творчеству Домашникова последнего десятилетия. Отсюда сюжеты картин «Дорога к храму», «Уфимский романс с минаретом», «Памяти Л. Каратаева».

        Вместе с тем светлые ноты прорывались в работы и этого периода. Он много работал по восстановлению своих когда-то в 60-х годах уничтоженных пожаром картин из Новгородского и Псковского циклов, писал варианты на темы уже написанных картин (например, «Вечерний сеанс», 1993 год). И все эти произведения, неторопливо писанные в мастерской (а не на пленэре, как раньше), всегда были так же лиричны, полны света и тепла («Весна на станции», 1993 г., «Весенняя песня», 1994 г.).

Формат его произведений всегда приближался к квадрату, что, на мой взгляд, было тоже неслучайно, наверное, это было стремление к некоей идеальной композиции, к мысли о равновесии и равносторонности как идее устойчивости, постоянства мира.

Своеобразная «литературность» склада ума Домашникова толкала его на заполнение всего холста деталями, будь то березы, птицы, дома или фигуры людей. Ему, очевидно, казалось, что он так будет лучше понят.

        Многие картины Домашникова как будто полны белизны. Это впечатление достигнуто не одними белилами, а массой многоцветных мазков, написанных один рядом с другим, что и производит неповторимое впечатление чисто-белой красоты.

Борис Федорович очень любил лес, он считал, что лес является универсальным символом: он зовет к покою и одновременно таит в себе опасность тревожную, он может быть местом райского блаженства и ласкающей неги, а может быть вместилищем зла.

Стремясь к светлым образам, создавая их в каждой своей картине, Домашникову было важно, при каком освещении увидит его картины зритель. Поэтому он всегда был чувствителен к тому, в каком окружении экспонировались его холсты. Он и сам часто принимал участие в экспозиции. Например, он очень настаивал на «скользящем» свете, на том, чтобы его картины были повешены на уровне глаз, тогда зритель как бы «втягивался» в действие. Последнее время Борис Федорович много размышлял о жизни, о современности, культуре и месте искусства в этом ряду. Художника всегда волновала ускользающая действительность, «поймать» которую очень сложно. Соответствие искусства и натуры — всегда сложный вопрос. Каждый серьезный художник мучается этим неразрешимым вопросом. Домашников это понимал и старался по мере своих творческих сил приблизить реальность и ее художественное воплощение.

        Родители Бориса Федоровича, в прошлом крестьяне, а потом рабочие Уфимского моторостроительного завода, наверное, считали, что «ремесло» их сына прокормит его. Но при их жизни сын бедствовал, профессия поначалу не кормила. Только к тридцати годам стало ясно, что «ремесло» Бориса приносит не столько деньги, сколько нравственное удовлетворение и уважение.

Когда ему было уже под шестьдесят, не было в Уфе человека, близкого к искусству или завсегдатая выставок, который не знал бы произведений Бориса Федоровича Домашникова. Работы его находятся в различных коллекциях, от Государственной Третьяковской галереи до скромного частного собрания.

Домашников, отдавший служению искусству более полувека, навсегда останется незыблемым авторитетом в культуре России и Башкортостана, его произведения всегда будут примером поэтического изображения природы. Личность его останется образцом любви и верности российской культуре.

                                                                                                           Эвелина Фенина. Бельские просторы, 04.2004

ЭВОЛЮЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МЕТОДА Б. ДОМАШНИКОВА
Материалы V Международной научно-практической конференции
17 декабря 2010 года. Уфа, 2011.
ЭВОЛЮЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МЕТОДА.doc
Microsoft Word документ 75.0 KB

Контакт